Home ] Up ]

 

О пользе реверансов

Что бы там ни врал Госкомстат, валовый продукт Украины легко оценить из суммы собираемых налогов порядка $10 млрд в год: даже при абсурдно заниженной оценке налогового бремени в 20%, ВНП не превышает $50 млрд. Более консервативная оценка налогов 30% означает ВНП порядка $30 млрд, или около $600 на одного жителя в год. Такая оценка, на уровне бедных стран третьего мира, подтверждается косвенными данными: например, доля экспорта в ВНП Украины примерно соответствует показателям стран вроде Бангладеш.

Экспорт, таким образом, критичен для украинской экономики, которая за пятнадцать лет так и не смогла создать внутренний рынок. Демпинговый низкотехнологичный экспорт возможен по двум причинам. Во-первых, почти нулевая стоимость амортизации хищнически приватизированных заводов. Во-вторых, расточительное использование сверхдешевых российских энергоресурсов. Обе причины не вечны. Заводы, в реконструкцию которых новые хозяева не желают инвестировать, предпочитая каннибализировать существующие мощности, могли бы продержаться еще 10-20 лет, но не более того. Терпению России пришел конец раньше.

Разница между рыночной (для европейских потребителей) и закупочной (для Украины) стоимостью энергоносителей составляет, в ценах ноября 2005 года, порядка $8 млрд в год. Иначе говоря, Россия дотирует Украину на 25% ВНП. Это фантастическая сумма. В абсолютном измерении, Израиль получает вдвое меньше от США. В относительном измерении, пожалуй, лишь Палестина и Афганистан получают больше. Такой донор, нравится он или нет, заслуживает многих «ку» и реверансов. Каждое утро.

Вместо того чтобы регулярно поглаживать и облизывать доброго дядюшку Ваню, гораздо более щедрого, чем более привлекательные дядюшки Сэм и Ганс-Франсуа, Украина начала покусываться. Получая газ по ценам, многократно ниже рыночных, странно пищать о пусть на 40% заниженных тарифах на транзит. Казалось бы – сиди тихо, молчи, нежно улыбайся и надейся, что Россия пока не поднимет вопрос о тарифах. Увы, украинские политики пополнили лексикон умным словом «монетизация», и применили его не к месту – в разговоре с Россией. Которая, вполне предсказуемо, на монетизацию легко согласилась.

Как при любом приличном разводе, основной спор перекинулся на сопутствующие предметы. Россия – опять же, вполне предсказуемо – ввела антидемпинговые пошлины на основную украинскую продукцию. В отсутствие любви, к чему уступки?

Даже по меркам украинского истеблишмента, газовый ляпсус – исключительный. Неужели за несколько месяцев переговоров нельзя было прийти к приемлемому результату? Неужели в вопросе о четверти ВНП и всем населении, президент мог отказаться пожертвовать своим чисто символическим достоинством? Он обязан был ехать в Россию и просить, клянчить, уговаривать. Не всякая война оборачивается такими экономическими потерями. Главнокомандующий должен был сам вести переговоры, а не спускать их на чиновников «Нафтогаза», и не назначать руководителем в последний момент созданного штаба премьера.

У Украины не было совершенно никаких оснований надеяться на смягчение позиции России в последний момент – зачем? Наверняка дело даже не в европейской ориентации Украины: Россия вполне понимает, что Украину в Европе не ждут, а в неприятной украинской риторике на тему европейской интеграции.  Да, газ стал политической мерой, ну и что? Арабы так же использовали нефть.

Американская экономика стала менее энергоемкой и повысила свою конкурентоспособность после скачка цен на нефть. Украина не сможет так сделать – нет инвестиций, нет внутреннего рынка, нет передовых технологий. Крупные украинские предприятия смогут закупать газ напрямую в России по более умеренным ценам, и сохранить экспортную конкурентоспособность. Путин, конечно, может легко задавить их, на несколько месяцев прекратив серый экспорт энергоносителей. Чтобы оставить мелкие предприятия на плаву, украинское правительство вынуждено будет поднять импортные пошлины, перенаправив газовый удар на потребителей.

Стоимость отопления для населения не обязательно должна вырасти. Если в течение года накапливать в хранилищах дешевый украинский газ, то его почти хватит на отопительный сезон. Правительство должно взять на себя ответственность, и прекратить подачу дешевого украинского газа предприятиям. Иная мера – установка индивидуальных бойлеров в квартирах вместо расточительного центрального отопления. При упрощенной системе согласований и снятии импортных пошлин, установка бойлера в квартире обойдется в $200-300, что доступно для большинства семей. За счет прекращения потерь тепла в трубопроводах центрального отопления, стоимость отопления квадратного метра мало увеличится даже при пятикратном росте стоимости газа.

Надежды на туркменский газ были изначально абсурдными. В условиях конфронтации, Россия нашла бы массу способов прекратить доставку – да хоть закрыть трубопровод на ремонт. Всем известное соглашение России с Туркменистаном, позволяющее России выкупать весь перекачиваемый туркменский газ, просто пришлось кстати. Украинские политики тупо не учли такой возможности.

Сможет ли Украина откачивать транзитный газ? Безусловно, нет. Россия уже начала полностью отключать отдельные ветки газопроводов. Юридические шансы Украины в международном арбитраже – ровно ноль: контракта с Россией на поставку газа действительно нет. Европа получает примерно 20% газа из России, и быстро заменить их будет сложно, особенно если зима окажется холодной. Поэтому европейцы будут давить на Украину с требованием прекратить откачку. Россия может продолжить поставлять газ транзитом с учетом хищений, а потом в международном суде взыскать с Украины стоимость украденного газа по объявленной цене в $230. У России много вариантов. Украина же имеет лишь один довод для торговли – братство народов. Захочет ли правительство обратиться к этому доводу?

 
Отель Зирка в Одессе