Гармония и контраст

Основа любого искусства - дуализм. В музыке он известен по контрапунктам. В литературе - по неоднозначности образов, когда злые герои совершают добрые поступки. Все в мире существует только на фоне контраста: без тьмы, не было бы света. Гармония консонанса - мелодичная и тривиальная. Интересна гармония диссонанса, построенная на контрастах, неожиданности. Она вовлекает слушателя в игру, потому что гармония диссонанса не самоочевидна, возникает только на уровне анализа. Инь и янь, свет и тень, противопоставлением, существование одновременно в двух ипостастях, двойственность толкования. Обнаженная модель, натянувшая свитер. Модель в вечернем платье в трущобах. Ребенок во взрослой одежде. Старец в высоком ключе. Статичность застывшего движения спортивной съемки. Погруженность модели в себя и ее рвущиеся наружу эмоции. Основной цвет и цветовой акцент. Резкость и расфокус. Монохром и юмор (Elliott Erwitt).

Диссонанса может быть чуть-чуть. Одно свойство доминирует, другое - лишь акцентирует его контрастом. Например, широкое черное паспарту и яркий красный платок модели. Диссонанса может быть много: вспомните свет наотмашь Караваджо. Главное - диссонанса не может быть умеренно. Много или чуть-чуть, но не умеренно. Хорошо, если вы заметили, что “чуть-чуть” и “наотмашь” очень напоминают консонанс и диссонанс. Можно говорить о “гармоничном контрасте” и “контрастном контрасте”.

Диссонанс не должен быть тривиальным: сами по себе белый и черный человек рядом вряд ли кого-то заинтересуют. Диссонирующие предметы должны быть логически связаны: Дама с горностаем использует его вместо собачки, но девушка с книгой в поле подсолнухов будет смотреться абсурдно. Как обычно, абсурдность может быть усилена и стать приемом.

Где же дуализм в классическом портрете? Он проявляется в простоте и сложности, одновременно присутствующих на хорошей картине. Понятно, что дуализм есть в изображении Джоконды: улыбка и не улыбка одновременно, женщина и мир за окном. Но и в типичных портретах виден контраст между богатой одеждой модели и простотой ее взгляда, между социальным статусом персонажа и его виртуальной доступностью, когда к изображению можно подойти вплотную. На религиозных изображениях, это контраст между трансцендентной возвышенностью и человеческими эмоциями. Значительная часть нашего восхищения изображениями простых людей у Вермеера объясняется статусом художника и его мастерством; их изображение простыми средствами в соцреализме выглядит примитивным. А в гламуре это контраст между недоступной роскошностью модели и ее виртуальной доступностью. Дуализм мощно проявляется в мимолетности мимики, статичности замершего движения - не только в спортивной фотографии, но и в хорошем портрете.

Ошибочно сводить гармонию к консонансу. Однообразие - по цвету ли, форме , текстуре или смыслу - выглядит скучным. Вспомните унылость рекламного натюрморта, в котором все бутылочки одинаковы. Консонанс ведет к пошлости. Возьмите модель с большой грудью и светлыми волосами, оденьте ей красное платье и дайте бокал: все гармонирует, все детали заточены в одном направлении. Результат - излишество, банальность, отсутствие новизны и неожиданности. Именно в силу отсутствия контраста изображение девушки с букетом роз, скорее всего, окажется пошлым. Обнаженная модель средней внешности эротичнее секс-бомбы; последнюю лучше фотографировать одетой. Контраст обыденности и обнаженности, эротичности и не-обнаженности изящно усиливает художественное послание.

image-60.pngКонтраст со второстепенными предметами определяет восприятие основных. Платье невесты будет выглядеть белым на темном фоне, и сероватым - в солнечный день. Темный фон делает фигуру ярче и легче, светлый делает ее важнее. Серьезный или пожилой человек интереснее смотрится на светлом фоне, чем на темном. Парень будет казаться мужественнее на мягкой кушетке, а вовсе не на стальном стуле. Легкий дым сигары придает портрету тяжесть. Модель сексапильнее в простой одежде, чем в вечернем платье, и в легкой одежде, чем без нее. Модель роскошнее в хижине, чем во дворце. Пустота кадра привлекает внимание к модели, а заполненность - отвлекает от нее. Чем слабее то или иное свойство во второстепенных предметах, тем сильнее оно кажется в основных. Интерес композиции придает сочетание противоположностей: мягкого и твердого, прозрачного и блестящего, светлого и темного, разнонаправленных углов, неожиданных предметов в привычном интерьере, необычного ракурса обычного предмета.

Изображение, на котором нет ни консонанса, ни диссонанса, вполне может быть хорошим, но это как бег со связанными ногами: художник лишает себя важного инструмента передачи эмоций. Некомпетентный зритель предпочитает простые, до пошлости гармоничные изображения.

Гармония существует на фоне контраста: гармонируют только те предметы, которые примерно одинаково отличны от других или от фона. Конечно, у фигур всегда будет контрастный фон - просто потому, что они на нем нарисованы. Но теперь вы понимаете, что гармонию можно усилить не только через увеличение схожести предметов между собой, но и через увеличение контраста с другими предметами. Розовое платье и темно-красная вишня не очень схожи по цвету, но будут выглядеть схожими и связанными, если поместить их на синий фон. Квадраты разного размера плохо объединяются в композиции, но станут объединяться хорошо, если в изображение добавить круги или треугольники. Едва заметная улыбка модели заиграет сильнее на мрачноватом темном фоне.

Экспериментируйте с противопоставлением. Оно пришло из фотохроники, но полезно и в натюрморте, и в портрете. Идея в том, чтобы создать второй смысловой центр композиции, объясняющий первый. Например, целующаяся на улице парочка давно никого не удивит, однако добавьте на заднем плане расфокусированных солдат - и картинка приобретает смысл, начинает играть. Через точку можно провести бесконечное множество прямых, но, в нашем евклидовом мире, через две точки можно провести только одну линию. Целующаяся парочка не интерпретируется именно потому, что может быть интерпретирована бесконечным числом способов. Дополнительный смысловой центр играет роль второй точки, позволяющей если не зафиксировать, то направить интерпретацию, создать историю. В натюрморте, вторым смысловым центром к бутылке может выступить портфель. В портрете, сидящая на диване модель может быть “объяснена” сумочкой с разбросанным содержимым или мужчиной на заднем плане.

Дуализм - не единственный признак хорошего искусства; вибрирующая передача жизни важнее для изображения. Но там, где есть место для дуализма, старайтесь его использовать.

 

Скачать книгу целиком: pdf epub azw3 mobi fb2 lit Оглавление